?

Log in

No account? Create an account

я. 2017-06-20. Последняя запись) Ушла на фб.
nurlena

Плетение из лозы
nurlena

"Однажды я работала в конторе, которая находилась под патронажем дьявола. Или просто состояла у него на очень хорошем счету. В реестре подотчетных фирм наша занимала бы первое место в разделе "Доведение сотрудников до острой невосприимчивости к радостям жизни".

А у меня случился день рождения. Коллеги заранее спросили, что мне подарить - у нас это было принято.

"Книга - лучший подарок!" - промямлила я. Мне и в самом деле так казалось. И потом, не просить же каждого из них пустить мне пулю в череп: это было бы расценено как грубое нарушение корпоративных норм.

[Spoiler (click to open)]

Робкие подозрения у меня закрались, когда первый же встреченный коллега преподнес книжку "Как перестать беспокоиться и начать жить". При этом он широко улыбался, блестел глазами и выглядел до того похожим на человека, у которого за пазухой спрятан колун и вот-вот пойдет в дело, что я не осмелилась шутить по поводу его подарка.

Как показало будущее, правильно сделала.

Потому что следующий положил мне на стол Луизу Хей: "Исцели своё тело, исцели свою душу". Я принужденно улыбнулась и стала гадать, чем меня порадует третий.

И он не подвёл. Точнее, она. Главбух, женщина безжалостная, свирепая и имевшая склонность к рубке правды-матки в промышленных масштабах, подарила книгу "Основы макияжа: путь к красоте".

Если бы даритель был один, я бы даже не задумалась. Но вместе эти книги произвели мощный синергетический эффект. Я заключила, что на данном этапе своей жизни выгляжу: а) невротиком, б) больным невротиком, в) больным уродливым невротиком.

Некоторое время я обдумывала, как можно использовать все советы сразу. Сначала, допустим, накраситься. Потом что-нибудь себе излечить. У меня незадолго до этого был сломан нос, осталась некрасивая горбинка. Хорошо бы избавиться от неё, размышляла я, а там и с душой разберусь. И вот уже я иду, прелестная, накрашенная как Наоми Кэмпбелл, ни о чем не беспокоящаяся, и распространяю вокруг флюиды сногсшибательной уверенности и эманации ошеломляющего успеха.

Несколько долгих минут счастье казалось почти возможным. Еще утром я с предусмотрительностью человека, наученного богатым опытом, убрала подальше псевдо-водостойкую тушь, не переносившую никаких слёз. Теперь я готова была бросить ей вызов. Да, в зеркале до сих пор отражается бледная немочь со взглядом Элли, у которой только что прикончили Тотошку и показательно спалили фургончик. Но в моих силах положить этому конец!

Воспрянув духом и буквально восстав из пепла, я порхнула фениксом навстречу четвертому дарителю – и получила от него, разумеется, книгу.

Она называлась "Плетение из лозы".

Лозой-то меня и пришибло.

Подари он мне руководство по одновременному использованию мыла, верёвки и табуретки, это не оказало бы такого воздействия. В некотором оцепенении открыв книжку на первой попавшейся странице, я машинально прочла, что инструмент для очистки ивовых прутьев от коры называется щемилка.

Только щемилки мне и не хватало. Феникс истошно крякнул напоследок и издох, оставив за собой пригоршню грязного пепла. Я похвалила себя за то, что не накрасила ресницы.

Ничто не могло явственнее доказать, что на всех моих мечтах поставлена жирная печать: НЕИСПОЛНИМО. Плетение корзин – вот мой потолок. Скажи спасибо, что не поклейка коробочек.

И как-то всё это окончательно связалось в один узел, даже не узел, нет – пузырь, наполненный тоскливейшей сырой зимой без капли солнца и волшебства, луизой хей с жизнерадостным оскалом черепа, начальством с синдромом Туретта, прокуренными кабинетами, дрожащими от страха лампами дневного света, и перемешалось в мутную колышащуюся массу, а где-то внутри неё задыхалась я, опутанная лозой, и не имела сил даже на то, чтобы биться в стенку этого пузыря.

- Ну это, того... - сказал коллега, уставившись на меня глазками профессора Выбегаллы, - когда, значит, бухаем-та?

Лицо его отливало бледной синевой, как у утопленника. Всё дело в лампах дневного света, сказала я себе. Мы все здесь выглядим как ожившие утопленники, за исключением руководящего звена с повадками упырей.

Мой взгляд упал на разворот, где был нарисован куст ивы, и я прочитала под иллюстрацией: "Если вы немедленно не просушите прутья, они потеряют ценность: потемнеют и могут даже загнить".

Могут даже загнить, повторила я про себя. Если вы немедленно не просушите.

Внезапно мне открылось, насколько полезная книга оказалась в моих руках. Я молча встала, не слушая камлание коллеги, вышла из кабинета и постучалась к начальству.
- А, бля, именинница! - поздравило начальство.
- Иван Сергеевич, я увольняюсь, - сказала я.
Начальство вздёрнуло губу, оскалило клык и облизнулось.
- Дура! - сообщило оно. - Куда ты нахер денешься? Вас, молодых юристочек, как дерьма. Вы и есть дерьмо. А я из тебя слеплю...
- Снеговика, - сказала я. - Спасибо, Иван Сергеевич. Я заявление сейчас напишу.
- .......! - сказало начальство. - Долбанулась что ли? Кто тебя возьмёт? Чем ты будешь заниматься?

Вот на этот вопрос у меня внезапно был ответ.

- Буду плести из лозы, - сказала я.

Я бы хотела добавить, что в тот же день закрыла за собой дверь нашей фирмы навсегда. Но мне пришлось проработать там ещё целый месяц, прежде чем я смогла, задыхаясь и кашляя, выбраться на берег и отползти от кромки гнилой воды. На эти тридцать дней моей настольной книгой стало "Плетение из лозы". Как только я чувствовала, что воздуха снова не хватает, я открывала её на любой странице и погружалась в успокоительные сведения о видах плетения, о заготовке ивняка, о том, как плетут замкнутые окружности, как вымачивают прутья и отбеливают с помощью хлорной извести... Хлорная известь, я чувствовала, мне непременно понадобится.

Лоза, едва не утащившая меня на дно, каждый день из этих тридцати протягивала прутик помощи и держала меня крепче, чем канат. В глазах сослуживцев я выглядела опасной умалишённой, помешавшейся на плетении: когда однажды у меня без спроса попытались взять книгу, я замахнулась на коллегу гражданско-процессуальным кодексом. И если бы он в испуге не вернул моё сокровище на место, встреча его с законом была бы неизбежной.

В конце месяца я вышла, унося с собой в пакете мягкие рабочие туфли, глиняную фигурку овцы, подаренную на прощание главбухом (я же сказала, правдолюбивая женщина) и свою магическую книгу о лозе. Три других успели перекочевать ко мне домой ещё раньше.

Луизу Хей в итоге утащила случайная мамина знакомая. Карнеги канул в неизвестность. "Искусство макияжа" забрала моя подруга и была очень рада: она любила эксперименты с внешностью.

"Плетение из лозы" осталось лежать у меня на полке. Я больше ни разу не брала её в руки. Тем удивительнее, учитывая количество переездов и то, с какой маниакальной страстью я избавляюсь от ненужных вещей, что лоза кочевала со мной последние пятнадцать лет и в итоге осела в моем книжном шкафу.

Пусть там и остаётся, думаю я каждый раз, расчищая шкаф.

На всякий случай.

P.S. "Следует учитывать, что летом в период бурного роста побегов (вегетации) древесина довольно хрупкая. Прут не столь гибок и даёт до тридцати процентов поломок. Поэтому лучшим для заготовки прутьев считается время с конца осени и до ранней весны".


Развитие голоса в детстве
nurlena

Как часто приходится слышать фразы типа «У него (нее) нет голоса», «С голосом рождаются, если же его нет, то учиться бесполезно, да и зачем?», «Если от природы голоса нет, то он и не появится», «Петь - удел голосистых» и т.п. На самом деле, данный миф родился и распространяется именно в среде дилетантов, не профессиональных вокалистов, так как любой вокально образованный человек знает, чем определяется понятие «голос», и от чего зависят его показатели.

Начнем с того, что доля правды в данных высказываниях есть. Да, голос, действительно, дается от рождения, как и способность ходить, смеяться, плакать, как руки, ноги и мозги, наконец. Естественно, априори речь идет о норме, здоровом рождении и развитии. Далее же вступают в силу механизмы развития органа, то, как мы используем наши природные данные. Могу с уверенностью сказать, что количество безмозглых людей, к сожалению, значительно превышает количество безголосых, но, почему-то, по этому поводу редко кто озадачивается. Наличие мозгов от природы не оспаривается, потому и комплексов не возникает. Так что же не так с голосом?

*****

[Spoiler (click to open)]

Новорожденный здоровый ребенок обладает абсолютно здоровым голосом и совершенным функционированием вокального и дыхательного аппарата. Потом же, увы, повседневная жизнь со своим ритмом, предрассудками, понятиями и этикой деформирует этот природный дар под воздействием приобретенных вредных привычек.

Этика и мораль в каждом обществе разная. Так то, что неприлично делать в одном окружении, может быть нормой в другом. Как пример, в нашей стране неприлично громко разговаривать, многим детям с детства не прощают ни крик, ни громкий разговор, ни даже громкое пение. Отрицательное воздействие при этом оказывается и на психологию, и на технику звукоизвлечения.

Психологически ребенок зажимается, становится более стеснительным, даже зажатым, что не способствует хорошей голосовой подаче. Технически возникают вредные привычки, такие, как сдерживание голоса путем сжатия горла, поверхностное дыхание, манера говорить на пониженных тонах или вполголоса. Тенденция ярче выражена в городе, нежели в деревне, отсюда и процент голосистых людей, выросших вне крупных городов, гораздо больше.

Естественно, в любом разговоре должна присутствовать динамика, тогда и речь говорящего воспринимается лучше, равно как и жизненные ситуации (сон ребенка, нахождение на спектакле в театре, соблюдение правил человеческого общежития и т.п.) заставляют нас изменять тон голоса. Но есть большая разница между основным режимом и исключениями.

Так манера говорить тихо прочно вошла в российский разговорный режим большинства граждан, да так, что, наблюдая за российскими туристами, замечаю, как часто продавцы бутиков их переспрашивают, просят повторить погромче… Да и сама, поначалу, в повседневной жизни сталкивалась с тем, что меня просто не слышали, пока не стала говорить в итальянском режиме громкости.

Конечно, итальянцы - шумная нация, но и в других поющих странах, таких как Америка, Англия, да и Франция, говорят достаточно громко и направленно, уж точно не себе под нос. А что касается детей, так им прощается любой шум, и это, пожалуй, самое главное, так как именно в детстве закладывается базис. Поэтому в Италии (да и во многих других странах) нет понятия «отсутствия голоса», но и самые невоспитанные дети в мире, как факт, тоже живут здесь.

Хорошие результаты, между прочим, дают и занятия в бассейне с детских лет, что в Европе, особенно, очень популярно.

Определенный менталитет нетерпимости к яркому проявлению эмоций, порицанию излишнего бунта и свободы, заложенный в течение 70 лет советского периода (если не говорить о репрессиях), породил и такие жанры в нашей музыкальной культуре, как КСП - этакое доверительное напевание, рассчитанное на слушателей у костра, что трудно встретить в культуре других стран. Так, во Франции, присутствует шансон, но это хоть и авторское пение, но далеко не тихо-доверительное, в Италии также есть cantautori, то есть исполнители собственных песен, но и они поют в полный голос.

Таким образом, сформировавшаяся привычка сдерживать голос, введенная в официальный разговорный режим, является очень вредной, так как формирует и развивает соответствующие сдерживающие мускульные механизмы, и, одновременно, угнетает другие, способствующие правильному голосообразованию.

*****

Как же быть с теми, о ком восторженно говорят «голосище», «талант от Бога»? Конечно, я не отрицаю некоторую физическую предрасположенность к пению, выражающуюся в определенной форме голосовых связок, определяющей тип голоса и диапазон; определенная форма лица (в частности, высокие и широко расставленные скулы) создают хорошие предпосылки для резонанса, но все это капля в море по сравнению с определяющей ролью развития голоса.

А голос легче развивается именно в детстве при активном пении. То есть, если ребенок с детства много поет в полный голос (это ключевые слова), то есть направленно, на публику (будь то концертный зал или завалинка), то у него и формируется тот самый «голосище», «природная опора» плюс определенный сценический опыт, что все вместе и определяет природой данную вокальность. Таким образом, тот, кто с детства приобрел иммунитет к определенного рода запретам и барьерам, кто продолжил говорить и петь свободно, так, как это дано природой, не адаптируя свой вокальный аппарат под принятый звуковой лимит, в конце концов и обладает тем самым, данным от природы голосом.

http://vocalmechanika.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=129&Itemid=140


Clarissa comics
nurlena
[family]

Clarissa is an unremarkable little girl living in a regular household, and her family can’t imagine why you are so interested in their completely wholesome, though ordinary, goings-on.

Daddy

A hardworking breadwinner and proud papa of a perfectly normal and well-adjusted American family. Just ask them.

Mom

Mom is a contended homemaker juggling her responsibilities to three super kids and a doting hubby with the skill of a circus performer. “Let the past be the past” is the creedo this busy mother lives by and which she will share with you for seemingly no reason at all.

Sean

A talented athlete and A-student who couldn’t be happier and more proud of his family. Sometimes in life things seem to go off the rails, but Sean knows that this only means it’s time to try harder and impress the people who care about you!

Randy

A natural joker and class clown, Randy’s levity is always a welcome contribution in his happy and well-adjusted family. If an uncomfortable situation arises, Randy knows that a smile and an upbeat attitude are the best way to push right through it.

Clarissa
.
.
.
.
.
.
Sigh. Some people just can’t get with the program.

Три матери и хор
nurlena

Ключ
nurlena
Взято с фейсбука любимой Татьяны Викторовны Красновой.
Автор: Калинчук Елена Александровна, опубликовано в журнале "Полдень, XXI век" за март 2012.

Ключик

В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.

Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как «Венксинг» копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.

— А вы любой ключик можете сделать? — спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.

— Любой, — подтвердил я.

— И такой, чтобы попасть в детство?

[Spoiler (click to open)]

Руки мои дрогнули, и «Венксинг» умолк.

— Зачем тебе такой ключ? — спросил я. — Разве ты и так не ребенок?

А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга…

— Это для бабы Кати, — сказал мальчик. — Она все вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!

— Понятно, — сказал я. — Что же, такой ключ сделать можно, — я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. — Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите… сударь.

Вот елки-палки. Устав предписывает обращаться к Заказчику с величайшим почтением, но как почтительно обратиться к ребенку? «Отрок»? «Юноша»? «Ваше благородие»?

— Меня Дима зовут, — уточнил Заказчик. — Хочу. А что для этого нужно?

— Нужен бабушкин портрет. Например, фотография. Сможешь принести? Завтра?

— А мы завтра сюда не придем.

Я совсем упустил из виду, что в таком нежном возрасте Заказчик не пользуется свободой передвижений.

— Долго еще? — Мама мальчика отключила сотовый и подошла к прилавку.

— Знаете, девушка, — понес я ахинею, от которой у любого слесаря завяли бы уши, — у меня для вашего ключа только китайские болванки, завтра подвезут немецкие, они лучше. Может, зайдете завтра? Я вам скидку сделаю, пятьдесят процентов!

Я отдал бы годовую выручку, лишь бы она согласилась.

Наш инструктор по высшему скобяному делу Куваев начинал уроки так: «Клепать ключи может каждый болван. А Заказ требует телесной и моральной подготовки».

Придя домой, я стал готовиться. Во-первых, вынес упаковку пива на лестничную клетку, с глаз долой. Употреблять спиртные напитки во время работы над Заказом строжайше запрещено с момента его получения. Во-вторых, я побрился. И, наконец, мысленно повторил матчасть, хоть это и бесполезно. Техника изготовления Заказа проста как пробка. Основные трудности, по словам стариков, поджидают на практике. Толковее старики объяснить не могут, разводят руками: сами, мол, увидите.

По большому счету, это справедливо. Если бы высшее скобяное дело легко объяснялось, им бы полстраны занялось, и жили бы мы все припеваючи. Ведь Пенсия скобяных дел мастера — это мечта, а не Пенсия. Всего в жизни выполняешь три Заказа (в какой момент они на тебя свалятся, это уж как повезет). Получаешь за них Оплату. Меняешь ее на Пенсию и живешь безбедно. То есть, действительно безбедно. Пенсия обеспечивает железное здоровье и мирное, благополучное житье-бытье. Без яхт и казино, конечно, — излишествовать запрещено Уставом. Но вот, например, у Льва Сергеича в дачном поселке пожар был, все сгорело, а его дом уцелел. Чем такой расклад хуже миллионов?

Можно Пенсию и не брать, а взамен оставить себе Оплату. Такое тоже бывает. Все зависит от Оплаты. Насчет нее правило одно — Заказчик платит, чем хочет. Как уж так получается, не знаю, но соответствует такая оплата… в общем, соответствует. Куваев одному писателю сделал ключ от «кладовой сюжетов» (Бог его знает, что это такое, но так это писатель называл). Тот ему в качестве Оплаты подписал книгу: «Б. Куваеву — всех благ». Так Куваев с тех пор и зажил. И здоровье есть, и бабки, даже Пенсия не нужна.

Но моральная подготовка в таких условиях осуществляется со скрипом, ибо неизвестно, к чему, собственно, готовиться. Запугав себя провалом Заказа и санкциями в случае нарушения Устава, я лег спать. Засыпая, волновался: придет ли завтра Дима?

Дима пришел. Довольный. С порога замахал листом бумаги.

— Вот!

Это был рисунок цветными карандашами. Сперва я не понял, что на нем изображено. Судя по всему, человек. Круглая голова, синие точки-глаза, рот закорючкой. Балахон, закрашенный разными цветами. Гигантские, как у клоуна, черные ботинки. На растопыренных пальцах-черточках висел не то портфель, не то большая сумка.

— Это она, — пояснил Дима. — Баба Катя. — И добавил виновато: — Фотографию мне не разрешили взять.

— Вы его прямо околдовали, — заметила Димина мама. — Пришел вчера домой, сразу за карандаши: «Это для дяди из ключиковой палатки».

— Э-э… благодарю вас, сударь, — сказал я Заказчику. — Приходите теперь через две недели, посмотрим, что получится.

На что Дима ободряюще подмигнул.

«Ох, и лопухнусь я с этим Заказом», — тоскливо думал я. Ну да ладно, работали же как-то люди до изобретения фотоаппарата. Вот и мы будем считывать биографию бабы Кати с этого так называемого портрета, да простит меня Заказчик за непочтение.

Может, что-нибудь все-таки считается? неохота первый Заказ запороть…

Для считывания принято использовать «чужой», не слесарный, инструментарий, причем обязательно списанный. Чтобы для своего дела был не годен, для нашего же — в самый раз. В свое время я нашел на свалке допотопную пишущую машинку, переконструировал для считывания, но еще ни разу не использовал.

Я медленно провернул Димин рисунок через вал машинки. Вытер пот. Вставил чистый лист бумаги. И чуть не упал, когда машинка вздрогнула и клавиши бодро заприседали сами по себе: «Быстрова Екатерина Сергеевна, род. 7 марта 1938 года в пос. Болшево Московской области…»

Бумага прокручивалась быстро, я еле успел вставлять листы. Где училась, за кого вышла замуж, что ест на завтрак… Видно, сударь мой Дима, его благородие, бабку свою (точнее, прабабку, судя по году рождения) с натуры рисовал, может, даже позировать заставил. А живые глаза в сто раз круче объектива; материал получается высшего класса, наплевать, что голова на рисунке — как пивной котел!

Через час я сидел в электричке до Болшево. Через три — разговаривал с тамошними стариками. Обдирал кору с вековых деревьев. С усердием криминалиста скреб скальпелем все, что могло остаться в поселке с тридцать восьмого года — шоссе, камни, дома. Потом вернулся в Москву. Носился по распечатанным машинкой адресам. Разглядывал в музеях конфетные обертки конца тридцатых. И уже собирался возвращаться в мастерскую, когда в одном из музеев наткнулся на шаблонную военную экспозицию с похоронками и помятыми котелками. Наткнулся — и обмер.

Как бы Димина бабушка ни тосковала по детству, вряд ли ее тянет в сорок первый. Голод, бомбежки, немцы подступают… Вот тебе и практика, ежкин кот. Еще немного, и запорол бы я Заказ!

И снова электричка и беготня по городу, на этот раз с экскурсоводом:

— Девушка, покажите, пожалуйста, здания, построенные в сорок пятом году…

На этот раз Заказчик пришел с бабушкой. Я ее узнал по хозяйственной сумке.

— Баб, вот этот дядя!

Старушка поглядывала на меня настороженно. Ничего, я бы так же глядел, если бы моему правнуку забивал на рынке стрелки незнакомый слесарь.

— Вот Ваш ключ, сударь.

Я положил Заказ на прилавок. Длинный, с волнистой бородкой, тронутой медной зеленью. Новый и старый одновременно. Сплавленный из металла, памяти и пыли вперемешку с искрошенным в муку Диминым рисунком. Выточенный на новеньком «Венксинге» под песни сорок пятого.

— Баб, смотри! Это ключик от детства. Правда!

Старушка надела очки и склонилась над прилавком. Она так долго не разгибалась, что я за нее испугался. Потом подняла на меня растерянные глаза, синие, точь-в-точь как на Димином рисунке. Их я испугался еще больше.

— Вы знаете, от чего этот ключ? — сказала она тихо. — От нашей коммуналки на улице Горького. Вот зазубрина — мы с братом клад искали, ковыряли ключом штукатурку. И пятнышко то же…

— Это не тот ключ, — сказал я. — Это… ну, вроде копии. Вам нужно только хорошенько представить себе ту дверь, вставить ключ и повернуть.

— И я попаду туда? В детство?

Я кивнул.

— Вы хотите сказать, там все еще живы?

На меня навалилась такая тяжесть, что я налег локтями на прилавок. Как будто мне на спину взгромоздили бабы-катину жизнь, и не постепенно, год за годом, а сразу, одной здоровой чушкой. А женщина спрашивала доверчиво:

— Как же я этих оставлю? Дочку, внучек, Диму?

— Баб, а ты ненадолго! — закричал неунывающий Дима. — Поиграешь немножко — и домой.

По Уставу, я должен был ее «проконсультировать по любым вопросам, связанным с Заказом». Но как по таким вопросам… консультировать?

— Екатерина Сергеевна, — произнес я беспомощно, — Вы не обязаны сейчас же использовать ключ. Можете вообще его не использовать, можете — потом. Когда захотите.

Она задумалась.

— Например, в тот день, когда я не вспомню, как зовут Диму?

— Например, тогда, — еле выговорил я.

— Вот спасибо Вам, — сказала Екатерина Сергеевна. И тяжесть свалилась с меня, испарилась. Вместо нее возникло приятное, острое, как шабер, предвкушение чуда. Заказ выполнен, пришло время Оплаты.

— Спасибо скажите Диме, — сказал я. — А мне полагается плата за работу. Чем платить будете, сударь?

— А чем надо? — спросил Дима.

— Чем изволите, — ответил я по Уставу.

— Тогда щас, — и Дима полез в бабушкину сумку. Оттуда он извлек упаковку мыла на три куска, отодрал один и, сияя, протянул мне. — Теперь вы можете помыть руки! Они у вас совсем черные!

— Дима, что ты! — вмешалась Екатерина Сергеевна, — Надо человека по-хорошему отблагодарить, а ты…

— Годится, — прервал я ее. — Благодарю Вас, сударь.

Они ушли домой, Дима — держась за бабушкину сумку, Екатерина Сергеевна — нащупывая шершавый ключик в кармане пальто.

А я держал на ладони кусок мыла. Что оно смоет с меня? Грязь? Болезни? Может быть, грехи?

Узнаю сегодня вечером.

*автор Елена Калинчук Победитель БД-11. Опубликован в журнале "Полдень, XXI век" за март 2012


(no subject)
nurlena
Жду не дождусь уже)..
Прекрасно быть взрослой и дарить себе подарки, просто так.


(no subject)
nurlena
Отсюда:
http://semeistvo.by/forum/showthread.php?t=283321&page=40
"Напишу пока не забыла.Нас ливень с грозой домой загнал.
Долгие годы я готова была спорить с кем угодно о том ,что наши дети только наши .Мне не нравилось,впрочем и сейчас особо не нравиться,что детей можно брать только с района.А сейчас все больше склоняюсь к тому ,что приемные дети даны нам на время.Может даже Богом даны.Но все же часть даны на время.Пока им нужна наша поддержка,пока они научаться жить самостоятельно и так же самостоятельно принимать решения.И если мы хотим занимать в их сердцах и жизни какое то место ,надо принимать их со всех их родом.
У меня хорошие дети.Сложные ,не всегда удачливые в жизни ,иногда совершают необдуманные поступки,не всегда ими можно гордиться.Иногда это не зависит ни от меня ,ни от самого ребенка.Стечение обстоятельств,медицина,воспитание,умственное развитие.Но это дети ,которых я вырастила.Часть их неудач лежит на моих плечах,часть на окружающих,а часть на детях.
Как меняется жизнь детей,когда налаживается жизнь у кровных родителей.Особенно у тех детей ,которые приходят в семью подростками.Наши замечательные дети умеют прощать,иногда они мудрее нас,отзывчивее.
У меня уже трое взрослых детей наладили отношение с биологическими мамами.Одна из девочек никогда и не забывала ее.Всегда ждала ее приездов и только очень стыдилась когда встречала ее где то на улице пьяную или когда она приходила в школу.Но в глубине души любила ее.После того как поступила учиться ,стала навещать ее.Со мной она перезванивается ,рассказывает новости,советуется ,но на каникулы ездит домой к своей родной маме.И я всегда чувствовала ,что она вернется именно в свою биологическую семью.Не все мне там нравится,многое не пойдет на пользу,но это ее выбор.Так что мы остались друзьями.В нашей семье она росла шесть лет,проблем никогда не было.
Вторая дочка .У ее бабушки двое детей выросло в детском доме.Одна из них была мама девочки.Всю жизнь у моей девочки была обида на мать,она была нелюбимым ребенком.А вот брата ее очень любили,он был желанным и любимым .Поэтому у мальчишки была такая обида на мать,он ее просто ненавидел за то ,что его предали.За восемь лет их ни разу не навестили,ни разу не позвонили.Дети выросли,дочка даже замуж вышла,сын уже работает.Мать то сидела ,то в беспамятстве пила.А год назад она закодировалась и где то месяцев восемь назад дочка стала с ней общаться.Была это инициатива нашей семьи,мы даже когда то хотели мать на свадьбу пригласить.Сначала это было любопытство,они с матерью даже общих тем для разговора не могли найти.Потом тяжело заболела ее бабушка и мы отправили дочку проведать ее.Бабушка очень плакала и просила у внучки прощение.Потом стали общаться с тетками,двоюродной бабушкой.Появились общие разговоры.На день рождение дочки мать приехала с подарками .Стали перезваниваться.А потом с ответным визитом дочка с мужем приехали к ней на день рождение.Мать стала передавать гостинцы при случае.А сейчас дочка уже неделю живет у матери ,собирает с ней и сдает чернику,делают вместе закатки для семьи дочери.Дочка постоянно звонит мне,рассказывает о своих впечатлениях,о такой трудной дороге к матери,как не может пока ее принять в свое сердце,что то ей мешает,но уже нет на нее такой злости и обиды.
У меня многие спрашивают,а не обидно ли мне ,растила ведь восемь лет,замуж отдавала,сейчас учиться помогаю.
Может быть еще несколько лет назад, я бы рыдала и упрекала дочь.Но с возрастом приходят не только болезни ,но и мудрость.Представляете,моей девочке все предрекали ,что она будет такая как и ее род,что все пойдет по кругу,что у нее нет чувства семьи и долга.Что ее мать сдала свою мать в дом престарелых,потому что та не растила ее когда то.Но мы научили ее главному -жить в семье,любить друг друга ,заботится.Наши отношения с дочкой совсем не изменились,она такая же добрая и нежная по отношению к нам.Только стала мудрее.А сын пока так и не может простить родню,но уже идет на контакт,уже может общаться без криков и обвинений.
Сегодня разговаривала с одной очень доброй и замечательной женщиной.Когда то ,очень давно она усыновила детей,много ,восемь человек.Она старалась быть им настоящей мамой.Столько всего доброго делала для них.Дети были не только накормлены , одеты и обуты.Их возили на море,в разные интересные места ,для них устраивали праздники ,учили многому полезному и интересному,их очень любили.Помогали в меру своих сил, когда дети повзрослели.Они всегда могли найти в семье поддержку и помощь.А потом в семье случилось горе.И вместо поддержки ,человек получил кучу претензий и войну за наследство.А наследство там совсем чепуховое.Это вам не заводы и пароходы. И только пару человек отказались в пользу матери.И появились разные претензии и подали на мать в суд.А маме то за семьдесят.А женщина убита горем от такого отношения.
Больно так и страшно
Для себя я с недавних пор решила-Как любила своих детей так и буду любить.Но буду готова в любой момент отпустить их.И остаться для них человеком ,который в тяжелый момент может их поддержать,выслушать и помочь.Все дети даны нам на время,даже наши кровиночки.У каждого своя жизнь и своя дорога.А мамам остается только принимать их выбор и любить".

Language acquisition
nurlena
TPRS system
Dr. Stephen Krashen

(no subject)
nurlena
http://www.languages-study.com/cesky-links.html
https://vk.com/ceyaz
http://project-modelino.com/language.php?site_language=russian&learn_language=czech